Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров еженедельникарекламаподпискаобратная связьчитатели о насфотогалереяАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[2 декабря] Самозанятые в Кузбассе – ниши и возможности развития собственного дела
[1 декабря] Где купить новогоднюю открытку по-кемеровски?
[30 ноября] Райффайзенбанк запустил карту с кэшбэком 1,5% для премиальных клиентов
[30 ноября] Стартовал прием заявок на Всероссийский конкурс журналистов «Экономическое возрождение России» по итогам 2021 года
[30 ноября] Завершился четвёртый сезон акселератора


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 7 от 26.02.2008

Из варяг в греки

 В феврале по государственному телеканалу дважды показали фильм про Византийскую империю, изготовленный иереем Тихоном Шевкуновым, известным не только в церковных кругах. Фильм утверждал, что Византия рухнула не от турецкого нашествия, а от злобной ревности Запада, изобиловал терминами типа «вертикаль власти» или «олигархи», достаточно вольно обращался с византийской историей (сам я не разглядел, но один мой собеседник даже утверждал, что в титрах значилось, что фильм сделан «по мотивам фактов»). Кроме того, про о. Тихона давно ходят слухи, что он является духовником Владимира Путина. Понятно, что показ был воспринят как некое идеологическое послание.
 
В теледискуссиях вокруг изделия православного режиссера недостатка тоже не было, но я их почти не слышал, потому что находился в это время в нежно любимом мною Великом Новгороде; программа была насыщенная, и в телевизор заглядывать было некогда.
Народонаселения в этом городе менее 300 тысяч, при этом ежегодно бывает чуть ли не миллион туристов. Так что город мог бы существовать безбедно за счет одних проезжающих; но отчего-то сюда даже самолеты не летают, и местный аэропорт находится в совершенном запустении. Нынче Великий Новгород готовится отпраздновать свое 1150-летие; цифра условная – просто полвека назад, когда местным властям захотелось отпраздновать какой-нибудь юбилей, ученым велели подыскать в летописях подходящую дату… Однако люди и впрямь селились здесь с незапамятных времен – причиною тому выгодное месторасположение на стратегическом водном рубеже, позволявшее, в частности, контролировать знаменитый путь из варяг в греки.
В IX веке баснословный Гостомысл призвал в Новгород на княжение столь же баснословного Рюрика – на том общеизвестном основании, что земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет. При царском режиме это событие считали началом русской государственности; при советской власти призвание варягов всячески замалчивалось; нынче в этом вопросе царит совершенный плюрализм. В самом деле, баснословие здешнее столь обширно и разнообразно, что позволяет с равной степенью убедительности доказывать прямо противоположные вещи.
Зато звонкий титул отца русской демократии, которым Остап Бендер наградил Ипполита Воробьянинова, на самом деле по справедливости принадлежит г-ну Великому Новгороду. Здешние князья с 1136 года были ограничены в правах: их то приглашали, то изгоняли, доверяли вопросы обороны, но ни в коем случае не давали владеть землей и взимать налоги. Новгородцы избирали своих народных трибунов – тысяцких и посадников; тысяцкие исполняли военную и полицейскую функции, посадники были гражданской администрацией, третьей заметной силою был местный архиепископ. Высшим же органом власти – как законодательной, так и судебной – в Новгороде было пресловутое вече (слово, однокоренное с глаголами «вещать» или «вякать»). Когда-то веча было два – одно на Софийской стороне, где Кремль, другое – на Торговой. Если же они выносили разные решения, то сходились на мосту через Волхов биться врукопашную… «В общем, стрелка как двигатель гражданского общества», – заметил я. «А как же», – согласился рассказывавший нам обо всем этом историк Сергей Трояновский. И действительно, когда город разделился на пять концов, по-теперешнему районов, в каждом завелось отдельное вече; было свое собрание и на каждой улице… При таком устройстве местного самоуправления князь был новгородцам вроде бы и ни к чему, и за несколько сот лет только фигуры Ярослава Мудрого, Александра Невского или Мстислава Храброго сыграли в жизни города действительно значительные роли.   
Независимый нрав новгородцев привел их к процветанию: они подчинили и заселили весь русский Север, вели обширную торговлю с Европою и сумели откупиться от монгольского ига. Именно они, кстати говоря, первыми начали колонизировать и Сибирь, так что мы можем считать себя до известной степени их потомками. Впрочем, эта же строптивость новгородцев не раз приводила к краху. В конце XV века московский государь Иван III захватил Новгород по чистому недоразумению: разгул демократии привел к тому, что местные бояре не сумели оказать ему сопротивления. Вскоре великий князь Иван выселил новгородцев на низовые земли и населил город москвичами… Через семьдесят лет его внук Иван Грозный, заподозрив новых горожан в сепаратизме и симпатиях к Литве, подверг город геноциду и разграблению… Еще через сорок лет, в 1611-1617 гг., город оккупировали шведы (поэтому идею праздновать 4 ноября окончание Смутного времени здесь воспринимают плохо – дескать, после изгнания из Москвы поляков Новгород еще шесть лет стонал под западным игом)… Наконец, в 1941-44 гг. здесь проходил отдельный Волховский фронт; в справедливых тяжелых боях город был разрушен почти дотла, и освободителей встретили восемь человек жителей… Словом, новгородский генофонд полностью обновлялся в среднем раз в двести лет. Однако всякий мигрант, пожив в городе несколько времени, становится удивительно горячим его патриотом; здесь это явление называют «новгородская бацилла».
Над местностью господствуют купола церквей; на высоком берегу Волхова, на Софийской стороне, высится кремль с девятью башнями, древнейшим русским каменным храмом, памятником Тысячелетию России, музеями и концертными залами. На другом берегу, на Торговой стороне, куда ведет пешеходный мост, древностей не меньше. Руины торговых рядов напоминают римский акведук; близ Ярославова дворища – резиденции Ярослава Мудрого – храмы, попечением и соревновательством местного купечества, насажены особенно густо: совершенно как белые грибы, то сросшиеся основаниями, то стоящие обособленно. В их числе – Никольский собор, у стен которого собиралось пресловутое вече, и церковь Спаса Преображения, расписанная Феофаном Греком.
Сто лет назад через Новгород задумали проложить железную дорогу. Строили ее почему-то китайские рабочие; видно, уже тогда в запустелых губерниях ощущался дефицит рабочих рук. От этого начинания осталась внушительная насыпь и быки моста через Волхов; постройка же не была закончена – в основном по недостатку средств в военном 1916 году. Но не последнюю роль сыграли и гневные протесты новгородского Общества любителей древности: как же так! чуть ли не по самому Рюрикову городищу! злостно нарушая исторический ландшафт! Моста нет и доныне; всякая новая власть строит планы его достроить, но возмущенная общественность берет свое. Больше того: не используется и отличная дорожная насыпь; зато под нею бежит обыкновенный проселок... Ничего не скажешь, большую власть забрали здесь любители древности. При  этом они же порою жалуются: дескать, в городе всего два моста, и в автомобильных пробках в час пик приходится стоять по часу и более…
В общем, демократию нам в России не нужно изобретать – она у нас в крови, и стоит центральной власти лет на десять отвернуться, как свободное толковище свободно собравшихся граждан естественно входит в свои права. Питерский философ Олег Хархордин как-то в разговоре упомянул о хорошо знакомом ему северном городе Сольвычегодске, где власть вот уже десять лет никак не поделят местные менты да две частные охранные фирмы, контролируемые известно кем. Я спросил, чем это так уж отличается от новгородской вечевой демократии, где после каждого сходняка кого-нибудь почти непременно сбрасывали в воду с моста с жерновом на шее. В общем, принципиально не отличается, согласился доктор философии… 
Потом Москва, спохватившись, начинает восстанавливать вертикаль (именно это сейчас и происходит в Великом Новгороде, которым вот уже пять месяцев правит новый, присланный из столицы губернатор). Тут варяжские демократические ценности как-то сами собою забываются, и в дело вступает греческий принцип апостасийности, то есть покорности власти. Тот самый, по которому всякая власть от Бога. Этот принцип, товарищи, у нас тоже пока еще никто не отменял.

Рубрики:

Деловые новости

[3 декабря] «СДС-Уголь»: «На «Листвяжной» 4 года и 5 месяцев не было никаких случаев, даже лёгких, 10 лет 9 месяцев – не было групповых»
[3 декабря] Профицит областного бюджета за 10 месяцев 2021 года составил 26 млрд рублей
[3 декабря] В ходе поисков на «Листвяжной» установлено местонахождение 13 погибших
[3 декабря] Запсиб завершил строительство полигона промотходов за 500 млн рублей
[3 декабря] Президент России поручил обеспечить безопасность шахтеров

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко