Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров еженедельникарекламаподпискаобратная связьчитатели о насфотогалереяАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[2 декабря] Самозанятые в Кузбассе – ниши и возможности развития собственного дела
[1 декабря] Где купить новогоднюю открытку по-кемеровски?
[30 ноября] Райффайзенбанк запустил карту с кэшбэком 1,5% для премиальных клиентов
[30 ноября] Стартовал прием заявок на Всероссийский конкурс журналистов «Экономическое возрождение России» по итогам 2021 года
[30 ноября] Завершился четвёртый сезон акселератора


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 1 от 25.01.2011

Они же памятники!..

Книга питерского писателя Сергея Носова «Тайная жизнь петербургских памятников» вышла, как объясняется автор, в издательстве «Лимбус Пресс» уже вторым изданием с обозначением на крышке переплёта о том, что сей труд является финалистом премии «Национальный бестселлер».
 
Указана и серия «Другое краеведение», что стопроцентно попадает в написанное Носовым, пишущего жизнь памятников в Санкт-Петербурге. Впрочем, мы уже рассказывали на страницах «Авант Партнера» о книжке Сергея Носова «Музей обстоятельств», «памятниковая» часть которой добавлена частично к «Тайной жизни петербургских памятников».   
Автор сразу берёт быка за рога, утверждая, что памятники «живут», проявляют «активность». Их место, по писательскому  утверждению, «где-то между царством неживой и царством живой природы». «Ближе к царству живой», – уточняет Носов.
«Живут, чувствуют, понимают, хотят…» – активные авторские глаголы, а других, по его мнению, просто нет, так как опыт описания бытия памятников отсутствует. Они, оказывается, ещё и почти инопланетяне среди нас, их тихая цивилизация «существует параллельно нашей».
Они, похоже, готовы к контакту? А мы?..
Мы ведём себя зачастую по-варварски: за поступки конкретных исторических личностей заставляем отвечать памятники – «идеальные объекты наказания». Примеров превеликое множество. До сих пор по телевидению часто показывают, как срывали с места истукана «железному Феликсу» в Москве, демонстрируют и «тюрьму», куда, наряду с другими «неугодными», определили «вертикальнообразующего» Дзержинского. Памятники мазали краской, побивали камнями, взрывали, ругали, расстреливали, уничтожали, перевоспитывали – всё как с живыми людьми. Всё вышеперечисленное продолжается и по сей день повсеместно.
Памятники, как и люди, смертны, хотя, когда их устанавливают, то никак не меньше, чем «для увековечивания». Многие долгожители-монументы пережили опасность уничтожения, некоторые не единожды прошли этим шоковым путем. Над немалым их количеством и сегодня такая опасность продолжает висеть топором. Потому-то памятники не всегда жаждут публичности, если удается, они маскируются, пытаются стать незаметными, слиться с заборами, разросшимися деревьями, как, к примеру, ныне поступают многие «ведомственные Ильичи».
Носов с питерской обстоятельностью и питерской же рефлексией рассматривает буквально по сантиметру городские монументы. Он их ещё и обнюхивает, а то смотрит на окружающее глазами того или иного памятника. И, полный улет, когда он вглядывается в действительность очами несуществующего, виртуального истукана Николая Васильевича Гоголя. «Если б Гоголь увидел, отвернулся бы резче ещё – вплоть до слома бронзовой шеи: с ними редко такое бывает, но порой и они, монументы, склоняются к суициду». Вот насколько сильна бывает отвратность современной жизни!
А Грибоедов (точнее памятник ему) вот-вот грохнется в обморок, уже и ногу свело и вывернуло в судороге, и бронзовые листы, изображающие бумагу, через миг полетят с коленки. Но это предобморочное состояние будет длиться, пока стоит этот памятник. А монумент Менделееву, оказывается, курит – углядел-таки Носов между пальцами великого химика «железную цигарку».
Очень многое пришлось перенести бронзовому императору Александру III. К нему люди точно относились как к живому: его дразнили, оскорбляли, воспитывали, наказывали, а поначалу, как и положено, воздавали почести. Но круг замыкается, похоже, почестями и продолжится. Что будет далее, при непредсказуемости российского бытия, хоть человеческого, хоть монументального, того никто не знает. От имени этого императора «делали пародийные заявления и сочиняли глумливые стихи». Газетчики задавали ему подлые издевательские вопросы. От него словно ждали (ждут?) ответной реакции, как от пушкинского «Медного всадника».
Скульптуру, изваянную Паоло Трубецким, обзывали «бегемотом на комоде», «обормотом на бегемоте» – богатырскую фигуру императора мог носить только соответствующий богатырь-конь из першеронов.
Памятник изолировали в одиночной камере – специальном деревянном футляре. Затем монумент – неслыханное дело – перепосвятили: на пьедестале вырубили слово «ПУГАЛО». А ниже выбили издевательские стихи Демьяна Бедного, в которых конная монументальная фигура из бронзы для унижения названа «пугалом чугунным» - глумились как могли. Так памятник был посвящен «посмертному бесславию». Мало этого, его окружают решеткой: «Пугало» уже заключено в клетку», – радуется «Красная газета» 4 ноября 1927 года.
В конце 30-х даже издеваться надоело – убрали на склад. Ещё бы чуть, и переплавка. Но пронесло, передали Русскому музею в 1939 году, где униженный царь лежит на боку. Забыли?.. В войну его засыпают в землю, и совсем не зря: насыпанный сверху небольшой курган спасает от прямого попадания снаряда.
Откопали и поставили во внутреннем дворике, чтобы нельзя было увидеть. Потом опять деревянный футляр, к чему уже не привыкать, на время ремонта корпуса Бенуа, где находится траченый временем и испытаниями памятник. В 1990 году уже в новой России после передвижек с места на место установили в Мраморном дворце, за Марсовым полем на всеобщее обозрение на месте, которое до этого занимал броневик «Враг капитала». Но психологические эксперименты над пострадавшим в деталях монументальным  Александром III продолжились: в 2007 году перед ним зачем-то поставили совсем не миниатюрную китаянку верхом на доисторическом ящере. Монумент все вытерпел и продолжает терпеть… Поневоле поверишь в особую жизнь памятников.      
Носов не злорадствует ни над неведомыми ныне монументами «великому Сталину», упоминая их, ни над Ильичами, даже для бронзового Володарского, как и для взорванного «предварительного» его гипсового предшественника, у него находятся сочувствующие слова. Кстати, этого Володарского изваял знаменитый советский скульптор Манизер в 1925 году – это был первый, по утверждению ваятеля, отлитый из бронзы памятник в Советском Союзе. Между прочим, кемеровский Пушкин – лучший в нашем областном центре из всех монументов – это тоже работа Манизера. Впрочем, об этом в свое время с исчерпывающей полнотой рассказал наш поэт Геннадий Юров, и это уже совсем не относится к книге «Тайная жизнь петербургских памятников».
Валерий Плющев

Рубрики:

Деловые новости

[2 декабря] На девятый день со дня трагедии на «Листвяжной» пройдут траурные мероприятия
[2 декабря] Кузбасским бюджетникам повышают зарплату с 1 декабря на 8,6%
[1 декабря] В Прокопьевске — снова новый глава города
[1 декабря] В Кузбассе собрали 1,5 млн тонн зерна
[1 декабря] За пределы Кузбасса уехали учиться 44% новокузнецких выпускников 2021 года

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко