Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров еженедельникарекламаподпискаобратная связьчитатели о насфотогалереяАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[2 декабря] Самозанятые в Кузбассе – ниши и возможности развития собственного дела
[1 декабря] Где купить новогоднюю открытку по-кемеровски?
[30 ноября] Райффайзенбанк запустил карту с кэшбэком 1,5% для премиальных клиентов
[30 ноября] Стартовал прием заявок на Всероссийский конкурс журналистов «Экономическое возрождение России» по итогам 2021 года
[30 ноября] Завершился четвёртый сезон акселератора


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 12 от 22.06.2010

Новые похождения истуканов

 
В период с 9 мая до 12 июня, то есть между Днём победы и Днём города, в Кемерове появились несколько новых статуй, сооружений и монументальных росписей. Как присяжный летописец городских истуканов и заинтересованный наблюдатель городской среды, я, конечно, никак не могу их пройти молчанием.
 
Сразу несколько арт-объектов появились в Кемерове в результате воплощения проекта Едены Митрофановой под названием «Артпром» – мы о нём уже упоминали несколько Нумеров назад. Так, на кемерорвской Набережной, на башне недостроенного фуникулера, которая высится на берегу Томи уже лет двадцать, появилась подвешенная к металлоконструкциям композиция «Космонавт, выгуливающий собак Белку и Стрелку в открытом космосе». Скульптура выполнена из пенопласта, монтажной пены и бумаги. Просуществует она в сибирском климате, по расчетам её автора, кемеровского художника Алексея Шкляра, года два-три. Первым за пределы корабля в безвоздушное пространство вышел, как известно, уроженец Кузбасса Алексей Леонов, так что композиция имеет некоторый историко-культурный бэкграунд. В то же время скульптура получилась замечательно остроумная и очень смешная: горделивый патриотический пафос здесь точно уравновешен безобидным стебом, примерно как в комедии Максима Пежемского и Константина Мурзенко «Мама не горюй»: «Взять белку, поехать на стрелку…» – или: «Да ты что, он же в космосе был! Бога видел…» Наконец, не менее важно, что скульптура помогла заиграть самой башне, выявить ее техническую эстетику, обыграть легкие крылышки по сторонам. Теперь непонятная металлоконструкция, что высится на Набережной уже четверть века, имеет шанс сделаться таким же символом, как Сухарева башня для Москвы XVIII века или башня Татлина для Москвы1920-х (Эйфелеву всуе поминать не будем, хотя поначалу она выглядела такой же непонятной металлоконструкцией).  
Тут же неподалеку разместились «Эмоции сна» питерского скульптора Константина Новикова. Это пять яйцеголовых объектов на разновысоких бетонных столбиках. На них проступают фрагменты скульптурных масок, снятых художником со своих соратников, в том числе и кемерочан. Придумано очень интересно: тут проступает и многозначная символика яйца как модели мироздания и основы жизни, и амбивалентное отношение к высоколобым интеллектуальным потугам, и остается простор для некой загадочности, порождающей ворох других интерпретаций. Исполнение, однако, получилось бедноватым: композиция лишена всякой монументальности и выглядит очень уж камерно для городского сада. Кабы увеличить её раза в полтора, и масштаб проявился бы, и потенциальным вандалам труднее было бы до этих объектов дотянуться. Да и столбики в белый цвет покрасить не мешало бы, а то работа выглядит принципиально незаконченной.
Роспись американца Гэбриэла Рииса – нарисованная на фасаде аварийного дома на улице 40-летия Октября драпировка из разноцветных тканей – забавным образом подчёркивает сентиментальную эстетику руин и в этом качестве выглядит вполне уместной в пространстве Кировского района. Доблести здешних военных заводов остались в прошлом, а нового смысла существования так и не удалось обрести. Ежели усилия по эстетизации этого района будут не спорадическими, а постоянными, может статься, он когда-нибудь и впрямь превратится в этакий кемеровский Сохо (парижские Монмартр и Монпарнас опять-таки всуе поминать не будем).
Здесь же неподалеку, на центральной площади Кировского района, студент Кемеровского госуниверситета культуры и искусств Максим Врублевский декорировал внутреннее пространство арки в доме сталинского ампира. В арке появились подобия воздушных змеев с нанесенными на них изображениями, напоминающими глаза. Привычные мочевинные сталактиты и фекальные сталагмиты в арке эти недреманные очи ликвидировать, впрочем, не помогли. Зато выявился некий новый смысл: современное искусство здесь становится в ряд самых элементарных физиологических отправлений. Типа, писать и рисовать – не менее насущные потребности, чем писать и какать.
Еще один арт-объект, который в проекте выглядел многообещающе – «Синяя птица» в Кировском районе – в процессе воплощения съёжился до скромных размеров ёлочки несколько энтомологического вида и пронзительного синего цвета, установленной всё на той же улице 40-летия Октября в Кировском районе. За творчеством автора этой штуковины, Ильи Гапонова, бывшего кемеровчанина, а ныне питерского жителя, я с интересом слежу уже несколько лет. Всё-таки он природный реалист, вроде Репина: то накрасит кузбасс-лаком серию натуралистических групповых портретов кузбасских шахтёров, то пустит гусей Рылова лететь на фоне нью-йоркских небоскребов. Зачем он берётся за абстрактные пространственные композиции, не понимаю. А впрочем, если его синюшную ёлочку увеличить раза в четыре, пожалуй, и она бы выглядела внушительно; но в процессе воплощения денег, как обычно, не хватило, и пришлось довольствоваться тем, что имеем.
Если некоторых деятелей современного искусства мы призываем вернуться к реализму, соприродному их дарованиям, то некоторых деятелей искусства традиционного, напротив, хочется призвать к большему полёту воображения. На улице Весенней, в скверике у драмтеатра, накануне 9 мая воздвигли композицию «В шесть часов вечера после войны» работы скульптора Атучина. Композиция получилась приземлённой во всех отношениях: без пьедестала, прямо на асфальте, воин и девушка кружатся в танце под аккомпанемент баяниста, присевшего тут же. Фигуры получились не слишком выразительными и в рассуждении пластики, и в рассуждении динамики. А отсутствие пьедестала привело к тому, что у одной из фигур уже через несколько дней оказались обломаны кончики пальцев.
Это, впрочем, общая беда гипсовых статуй нового поколения (на самом деле бетонных; но «гипсовые» истуканы сталинских времен на самом деле тоже отливались из бетона, и лишь сверху облагораживались легкой штукатуркой). Так, на Набережной Бабушке-с-книжкой работы Павла Баркова недавно отломали ступню – даром что композиция находится рядом с милицейской будкой. Думается, дело не в том, что в нынешнем поколении кемеровчан больше вандалов, чем полвека назад (мало ли шпаны было в послевоенном СССР), а в том, что городские статуи всё-таки должны несколько отделяться от праздношатающейся публики, а не смешиваться с нею, что бы там ни задумывали скульпторы.
Юрий Юдин
 

Рубрики:

Деловые новости

[3 декабря] «СДС-Уголь»: «На «Листвяжной» 4 года и 5 месяцев не было никаких случаев, даже лёгких, 10 лет 9 месяцев – не было групповых»
[3 декабря] Профицит областного бюджета за 10 месяцев 2021 года составил 26 млрд рублей
[3 декабря] В ходе поисков на «Листвяжной» установлено местонахождение 13 погибших
[3 декабря] Запсиб завершил строительство полигона промотходов за 500 млн рублей
[3 декабря] Президент России поручил обеспечить безопасность шахтеров

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко